Пульс закона


Несколько слов о правосудии...

Печать
В древние времена говорили, что все дороги ведут в Рим;  сегодня же  они ведут в суд.
Именно суд является той последней правовой инстанций, где государство посредством судебной власти разрешает проблемы  граждан и юридических лиц и за которой дальше дороги нет.  Поэтому все лица, пришедшие в суд с последней надеждой на справедливость (безусловно
верят либо хотят верить) в правосудное решение их вопроса; иногда может быть даже и не в их пользу, но оно обязательно должно быть справедливым.

Однако, если бы в реальности всё обстояло именно так, то государство не объявляло бы борьбу с коррупцией в судебной системе, а в Уголовный кодекс РФ не вводилась бы статья 305, которая предусматривает ответственность за вынесение судьёй (судьями) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. В данной статье мы коснёмся анализа судебных актов, принятых по гражданским делам, под которыми будут пониматься  акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Правосудный судебный акт – это такое судебное решение (приговор, определение), которое принято при строгом  подчинении нормам процессуального права и нормам материального права.
Осуществление правосудия должно основываться только на подчинении закону, беспристрастности, справедливости,   честности судьи. Однако каждый из судей в силу природных и приобретённых качеств обладает разным уровнем интеллекта и юридической квалификации, и соответственно имеют разное правосознание. Исходя из этого,  все судьи  понимают  и толкуют закон по-разному.  

Поэтому, если  судья (суд) при вынесении решения неправильно применил Закон, этот судебный акт может подлежать отмене вышестоящим судом,  но говорить в таком случае о заведомой неправосудности  решения оснований не будет, поскольку вышеуказанные принципы позволяют  судье по своему воспринимать обстоятельства дела и применять (толковать)  закон.   

Для того, чтобы подвести всех судей к единому пониманию закона и правильному применению правовых норм при схожих обстоятельствах дела в Конституции РФ и соответствующих Федеральных конституционных законах содержатся правила, согласно которым высшие судебные органы – Верховный  Суд РФ и Высший Арбитражный Суд  РФ  обобщают судебную практику и дают для нижестоящих судов разъяснения о применении закона при рассмотрении ими определённой категории дел.  Такие разъяснения (толкование)   являются для арбитражных судов Российской Федерации обязательными, на что ещё раз (и это важно!) указал  Конституционный Суд РФ в ч.2 п.3.1 постановления от 21.01.2010г. № 1-П.

Однако необходимо отметить, что во многих случаях судьи (суды) этими нормативными  разъяснениями вышестоящих судов не руководствуются и, иногда,  даже не знают о них, поскольку выносят решения, совершенно противоположные принятым  разъяснениям.

На данный момент по вопросам применения ст.305 УК РФ Пленум Верховного Суда  РФ соответствующего постановления не принимал. Поэтому при оценке судебного акта как заведомо неправосудного, с  нашей точки зрения, необходимо исходить из следующего.

В первую очередь на стадии возбуждения уголовного дела  должна быть ясность в том,  кто и как будет оценивать принятый в суде первой инстанции судебный акт, о котором делается заявление как о заведомо неправосудном.

Проблема заключается в том, что, если даже   решение суда первой инстанции будет  очевидно (явно)  являться    заведомо неправосудным, то  в силу действующих процессуальных правил,  никто,  кроме как вышестоящие суды при  пересмотре  дела в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства,  не вправе будет дать  этому судебному акту даже гражданско-правовую оценку  (не говоря уже об уголовно-правовой оценке и квалификации).

Однако даже при отмене незаконного  судебного решения вышестоящий суд лишь укажет  на допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального права или норм процессуального права (либо и того,  и другого),  но даст ему оценки с точки зрения явной неправосудности.  

В связи с этим закономерно возникает вопрос: на какой стадии судебного разбирательства дела может и должен ставиться вопрос о принятии заведомо неправосудного решения  и кто должен устанавливать состав этого преступления?

Может показаться, что на данный вопрос должен следовать однозначный ответ – следственные органы.  Но надо иметь в виду, что следователь при установлении в действиях судьи признаков вынесения заведомо неправосудного решения  никогда не будет основываться на своей правовой оценке данного судебного акта, безусловно, следователь будет руководствоваться позицией вышестоящих судов по данному делу.  Однако, как  уже указывалось,  вышестоящие суды в силу действующего процессуального закона не могут давать  по рассматриваемому  делу уголовно-правовой оценки. Данный вопрос осложняется  тем, что вышестоящие суды в силу существующей, но не афишируемой корпоративной солидарности могут при обжаловании явно незаконных решений  судов оставлять их в силе, признавая, таким образом, их законность и обоснованность. В таких случаях заведомо неправосудное решение будет действовать и приносить свои «плоды», а у следователя не будет не единого шанса   его поколебать.

В результате получается замкнутый круг, из которого не видно выхода. А если учесть, что в отношении судей существует особый порядок уголовного преследования, то задача следователя осложняется многократно.   

Поскольку в настоящее время принятие судьёй (судьями) заведомо неправосудного решения  не является большой редкостью, при возникновении такого факта  необходимо исходить из следующего.

С нашей точки зрения заведомо неправосудным должен  считаться такой судебный акт, который не только противоречит  нормам материального права и нормам процессуального права, но, при принятии которого судья, несмотря на имеющиеся доказательства, явно и очевидно занимает позицию одной из сторон по делу.

Неправосудное решение, как правило, обладает следующими признаками:

1) принято в пользу лица, права и законные интересы которого нарушены не были, а, значит, не подлежали восстановлению либо оспариванию. В этом случае решения всегда явится  неправосудным, поскольку будет принято в пользу ненадлежащего лица;

2)  удовлетворяемый интерес (требование) стороны не имеет под собой правовых оснований, т.е. отсутствуют сами обстоятельства, на которые делается ссылка для удовлетворения требований. При этом суд не требует от «опекаемой» стороны представления ею каких-либо доказательств и не принимает во внимание любые возражения относительно этого от противоположной стороны;  

3) суд в нарушение процессуального закона не устанавливает  фактические обстоятельства дела и не даёт оценки представленным сторонами доказательствам. Поэтому   применённые судом нормы права квалифицируют какие-то абстрактные обстоятельства, что делает судебное решение неясным, необоснованным, немотивированным, как правило,   мотивировочная часть решения почти отсутствует.
 
Например, с учётом того, что явно неправосудное решение в принципе невозможно мотивировать,  судья в зависимости от степени своей заинтересованности может,  содержание решения переписать с  искового заявления, которое удовлетворяется.

4) выводы суда по делу прямо противоположны  применяемым при этом  судом нормам права и руководящим разъяснениям   высших судебных инстанций.
 
На наш взгляд, наличие в судебном решении вышеуказанных признаков будет свидетельствовать о заведомо неправосудном судебном акте.

Содержание данной статьи основано на конкретных судебных решениях арбитражных судов.

Специально для сайта «Культура права»
юрист Макаров
Интересная статья? Поделитесь с другими: