Click on the slide!

Kultura-prava >> Kultura-prava

Подробнее об авторах и ведущих ПОРТАЛА КУЛЬТУРА-ПРАВА.РФ вы можете узнать во вкладке "От Авторов"

Далее...
Click on the slide!

Обзоры последних изменения в законодательстве страны. Комментарии специалистов в рубрике "Пульс закона".

Далее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Лицо, которому причинены нравственные страдания в связи со смертью родственника, приобретает самостоятельное право требования денежной компенсации морального вреда, не зависящее от аналогичного права лица, жизни и здоровью которого непосредственно причинен вред.
 
Так начинается один из примеров в обзоре практики по гражданским делам Верховного Суда РФ, опубликованный в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации №10 за октябрь 2013 года №10 (стр.30-31) со ссылкой на Определение №3-КГ13-2.
 
Думаем, что далеко не все наши читатели (даже юристы) успевают следить за интересными судебными процессами.
 
Позволим себе кратко изложить состоявшееся судебное определение. Фактические обстоятельства дела таковы. А., управляя автомобилем, совершил наезд на пешехода Т.
 
В результате этого дорожно-транспортного происшествия пострадавшая в тяжелом состоянии была доставлена в медицинское учреждение, где скончалась.
 
После смерти Т. в суд с иском обратилась ее дочь О. Исковые требования она обосновывала тем, что ей лично (дочери погибшей) был причинен существенный моральный вред, выразившийся в тяжелых нравственных страданиях, пережитых ею в связи с такой смертью ее матери.
 
 Истица О. просила взыскать компенсацию морального вреда с непосредственного причинителя вреда здоровью умершей. Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда вышестоящей – апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано.
На чем были основаны такие судебные решения? Суд первой и второй инстанции исходил из того, что смерть потерпевшей наступила не в результате ДТП, виновным в котором был признан ответчик, а в результате действий медицинских работников.
 
При этом ни сами медицинские работники, ни представитель лечебного учреждения в судебный процесс привлечены не были. Суд, вынося решение, исходил из текста приговора районного суда в отношении виновника дорожно-транспортного происшествия А. и заключения судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу. Так, из заключения судебно-медицинской экспертизы следовало, что травма, причинная пешеходу Т. в результате ДТП, не явилась непосредственной причиной ее смерти.
 
Согласно указанному заключению смерть потерпевшей наступила в результате действий медицинских работников при проведении операции в условиях стационара. Вступившим в законную силу приговором районного суда А. был признан виновным в совершении преступления, выразившегося в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причиненного тяжкого вреда здоровью человека. Отказывая в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, суды сослались на то, что смерть потерпевшей наступила в результате действий медицинских работников.
 
А денежная компенсация морального вреда в связи с причиненными в результате ДТП телесными повреждениями может быть присуждена только лицу, которому непосредственно этот вред причинен. Верховный Суд РФ разбил такую позицию нижестоящих судов, сославшись на следующее.
 
В силу статьи 1100 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) компенсация морального вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности (в нашем случае автомобилем) осуществляется даже независимо от вины лица, причинившего вред.
 
Из текста и смысла постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 (с последующими изменениями и дополнениями) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» следует.
 
Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением его каких-либо прав и др.
 
Этот текст взят из пункта 2 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ. Таким образом, перечень нравственных страданий, являющихся основанием для реализации права на компенсацию морального вреда, не является исчерпывающим.
 
Следовательно, как определил Верховный Суд РФ, предметом судебного спора (о котором мы и ведем речь) должна была являться компенсация морального вреда за причинение физических и нравственных истице (т.е. дочери умершей).
 
С этих позиций суд ранее дело не рассматривал, доказательства страданий истицы не оценивал, медицинское учреждение, по вине которого наступила смерть матери истицы, к рассмотрению дела не привлек.
 
С учетом этих обстоятельств судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся судебные постановления, признав их незаконными, постановленными с неправильным применением норм материального права и несоответствующими установленным по делу обстоятельствам, направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
 
Вот такое интересное дело получилось, точка в нем еще не поставлена, а направление для будущей судебной практики и будущих судебных споров о возмещении морального вреда в результате ДТП уже задано.
 
До новых встреч на портале правовой культуры!
 
 

Интересная статья? Поделитесь с другими: